История Марии, рак груди

Рассказывает дочь Марии — Паулина 

Все началось осенью 2011 года. Стояла красивая, золотая осень, только для нас это время было отнюдь не радостным и предстало совсем в других красках. В сентябре моя мама обнаружила уплотнение в груди. Ей провели маммографию, которая не показала ничего особенного. Далее ей сделали ультразвуковое исследования, на котором обнаружилось изменение в ткани. Маме взяли пункционную биопсию уплотнения, и настало страшное время  ожидания результатов.

На это время мама уехала на отдых в Испанию. Но поездка не принесла никакого облегчения, мама жутко переживала, нервничала и постоянно мне звонила. Я же была спокойна и уверена в том, что у нас нет причин для беспокойств, и без всякого волнения успокаивала маму.

Страшные слова

За день до возвращения, в четверг, мама позвонила мне из Испании. Я, ничего не подозревая, ответила. Мама плакала: «Это рак!».

Мне было очень трудно в это поверить. Слово «рак» пронзило меня насквозь, я ничего не понимала, но мне нужно было взять себя в руки, успокоиться и как-то помочь маме, ведь она была одна, наедине с этой новостью в чужой стране! К такому просто невозможно подготовиться. После того страшного телефонного звонка я сразу же позвонила друзьям, однако кроме плача и паники с их стороны я не ничего не услышала.

Мне было очень страшно, я всеми силами старалась побороть свой страх и сосредоточиться. Я твердо решила, что мы справимся с болезнью любой ценой. Я не оставлю маму наедине с этой бедой: мы будем бороться с ней вместе. В этот же день я позвонила в муниципальную больницу, где мне пообещали, что нас примут на лечение в кратчайшие сроки. Представив маму в больничной палате, больничной обстановке, которая по-моему никак не способствует  выздоровлению, я стала искать другие варианты. По совету друзей, я нашла сайт онкологической клиники Дократес.

В четверг поздно ночью мама вернулась домой, и сразу же на следующий день  утром, я позвонила в Дократес. Я очень долго разговаривала с медсестрой клиники по телефону. Я объяснила мамину ситуацию, а также что для меня важно лечить маму в клинике, где она не будет чувствовать себя онкологической больной, в которой ее морально поддержут. Пока я разговаривала по телефону, мама проснулась и лаконично сказала, что ей все равно, где лечиться. Я же почувствовала понимания со стороны сотрудницы  Дократес. Она убедила меня, что мама заинтересуется лечением, как только будет морально к нему готова. Когда медсестра спросила меня о том, как мама восприняла новость о болезни и как мы обе переживаем эту ситуацию, то я окончательно решила: моя мама будет лечиться в Дократес. Медсестра пообещала решить все организационные моменты и связаться с нами в кратчайшие сроки.

Буквально через несколько часов нам перезвонили и сообщили, что уже на понедельник маме назначен прием онколога и хирурга. Меня поразило, насколько быстро все было организовано. Повесив трубку, я сказала маме: «Сегодня ты можешь спокойно лежать в постели и плакать, но завтра ты должна встать и одеться, а то я разозлюсь». День выдался тяжелым для нас обеих, но уже вечером мы сидели за столом и пили кофе.

Помощь оказалась рядом

В понедельник, не в самом лучшем расположении духа мы поехали в Хельсинки. Приехав в Дократес, я удивилась тому, насколько теплой была атмосфера в клинике. Никто из пациентов не выглядел больным, хотя я знала, что практически у всех был рак. Это в какой-то степени меня успокаивало. После нашей встречи с врачом у меня появились силы к борьбе с болезнью и надежда. Мамина опухоль оказалась небольшой, и по оценкам врачей, прогноз был весьма благоприятным.

Ранним утром во вторник мы встретились с оперирующим хирургом в Лазер Тилкка (Laser Tilkka партнер Дократес), в которой проводят операции по удалению опухолей молочных желез. Маме было безразлично, как ее будут лечить. Главное, чтобы рак удалили полностью. В какой-то момент я поймала себя на мысли, что это я разговариваю с врачом о различных вариантах лечения и принимаю решения за маму. В конце концов, было решено полностью удалить грудь и во время операции установить протез.

Спустя несколько дней после этой встречи мама наконец-то начала интересоваться тем, что же ей все-таки будут делать, и я ей все разъясняла. Ожидание операции прошло. Мы знали, что маму будут оперировать высококвалифицированные специалисты, относящиеся к своим пациентам с заботой и вниманием. Через неделю мы приехали на операцию.

Она длилась несколько мучительно долгих часов. Только оперирующие хирурги могли подтвердить, метастазировал ли рак. Я поехала к подруге и стала ждать результатов. Наконец позвонила медсестра и сообщила, что подмышечная область и лимфатические узлы у мамы чистые и ее общее состояние хорошее. Когда операция закончится мне сообщат и я смогу навестить маму».

У меня камень с души свалился! Я расплакалась от счастья. Я была несказанно рада звонку медсестры и хорошим новостям. Меня поразила чуткость и понимание медсестры, подумавшей обо мне в этот непростой момент.

Выздоровление

Дни после операции тянулись долго: я сидела у маминой постели с утра до позднего вечера. Мама быстро шла на поправку. Я была приятно удивлена тем, что медицинский персонал заботился о нас обеих. Нам сообщили, что размер опухоли был всего лишь семь миллиметров и рак не метастазировал. Это означало, что другие процедуры, скорее всего, не понадобятся.

Однако через две недели мы испытали шок: пришло гистологическое заключение, по которому раковая опухоль оказалась 2 стадии, HER-2 позитивной, эстроген-рецептор позитивной. Это означало, что маме придется назначать лечение препаратом Герцептин, который принимается отдельно, либо комбинируется с химиотерапией. Мы начали беспокоиться.

Медикаментозное лечение продолжилось в Дократес. Учитывая мамино физическое, моральное состояние и наше мнение, врач подобрал подходящую схему лечения. Конечно же перед первой процедурой мы волновались. Мама переживала, как она физически перенесет лечение, будет ли аллергия или тошнота.

Во время первой процедуры рядом с мамой постоянно сидела медсестра и подбадривала ее. Замечательный человек! От всего сердца помогала. Перед отъездом домой нам дали необходимые рекомендации и сказали звонить, если понадобится помощь.

Мама очень хорошо перенесла весь курс лечения, ее ни разу не тошнило. Нам даже удалось несколько раз попутешествовать по Европе во перерывах между процедурами. Волосы у мамы немного поредели, но мы были рады, что они не выпали полностью, и ей не пришлось носить парик.

С каждым разом посещение Дократес давалось нам все легче и легче. Помимо хорошего лечения в клинике у нас установились доверительные отношения с ее персоналом. Я уверена в том, что отзывчивый, квалифицированный медицинский персонал, который действительно заботится о пациенте, в совокупности с передовым и правильно подобранным лечением, а также тесное сотрудничество Дократес с клиникой Тилкка, несомненно, оказали положительное влияние на выздоровление моей мамы.

Самое трудное для онкологических пациентов — это ожидание. Поэтому мы несказанно   рады, что быстро получили результаты, не тратя драгоценное время на бесполезное ожидание, ведь в ситуации моей мамы был дорог каждый час.

Этот год был для нас тяжелым, однако он научил нас многому: мы заново расставили жизненные приоритеты и научились ценить каждый прожитый день. Не хотелось бы никому желать когда-либо оказаться в онкологической клинике, но уж если такая необходимость возникнет, то без сомнения мы рекомендуем обратиться в клинику Дократес. Это лучшее место: здесь моя мама выздоровела!

Сейчас мама полностью здорова, и за это нам бы хотелось выразить свою благодарность следующим сотрудникам клиники: Тиие Пихламаа (Tiia Pihlamaa), Катариине Лаурила (Katariina Laurila), Лейле Ваалавирта (Leila Vaalavirta) и Арье Вилкко (Arja Vilkko), а также замечательным медсестрам Мартте (Martta), Йенни (Jenni), Марианне (Marianne) и Малвиине (Malviina). Без Вас мы бы не были сейчас там, где мы есть!

Использовать тексты, фотографии и графические материалы с этой страницы запрещено!
Docrates Oy

Опубликовано