Matti Mononen

Метастатический рак простаты. История Матти

Матти Мононен всегда отличался крепким здоровьем. В 2001 году вышел на пенсию и все у него было в порядке. Он много времени проводил в Таллинне в своем втором доме. Как многие финны Матти планировал выйти на пенсию и уехать за границу. Однако, в 2007 году планы изменились. Матти сопровождал своего друга во время поездки в онкологическую клинику в Таллинне. Пока Матти ждал своего друга в холле больницы, к нему подошла медсестра, они разговорились, и Матти предложили пройти онкологический скрининг, в который входили: колоноскопия, обследования предстательной железы и проверка уровня ПСА.

– Я был уверен, что это бесполезные исследования, но медсестра уговорила меня пройти скрининг, вспоминает Матти.

В общем результаты скрининга были хорошими, за исключением небольшого повышения ПСА и маленькой выпуклости, которую заметил врач при пальпации предстательной железы. После этого врач порекомендовал пройти дополнительные обследования. На тот момент Матти не стал заострять внимание на рекомендациях врача, но через пару недель по возвращении домой в Пиексамяки, Матти все-таки решил сходить в поликлинику. Там он получил направление на прием уролога в соседнем городе Миккели. Дополнительные исследования показали, что у Матти в одной части предстательной железы находится злокачественная опухоль, а во второй части новообразование.

”Тогда я выбрал операцию. Сейчас я бы выбрал другой путь”

Матти находился в замешательстве.

— Я не имел никакого представления о предстательной железе. Меня ничего не беспокоило. Когда мы подошли к планированию лечения, мне было ничего непонятно.

Матти мало что смог понять из беседы с врачом, и когда доктор поставил вопросо том, какую тактику лечения выбрать: операцию или лучевую терапию, Матти не знал, что ответить. Матти обратился за советом к медсестре, которая порекомендовала выбрать операцию.

– На тот момент я думал, раз я больше не планирую детей, то можно выбрать операцию. Я абсолютно не думал об осложнениях после хирургического лечения. Мне казалось, что это легкий и быстрый пусть избавиться от рака.

— 3 июля 2007 меня прооперировали. В последствии выяснилось, что образец патолога и распространенность рака тогда еще не были исследован. А это нужно всегда делать до операции. Я даже не думал, что рак мог распространиться. Если бы у нас была информация о метастазировании рака, правильным лечением была бы лучевая терапия и операция была бы исключена. Распространенный за пределы предстательной железы рак невозможно вылечить с помощью операции.

После операции Матти прошел курс лучевой и гормональной терапии. Уровень ПСА снизился и около года не проводилось никакого лечения, пока ПСА снова не начал расти. И в 2009 году у Матти началось новое медикаментозное лечение и гормонотерапия, периодически препараты менялись.

– Лечение помогало какое-то время, но его эффективность падала и ПСА снова повышался. В 2012 году МРТ исследование показало, что рак предстательной железы уже распространился в печень. Тогда снова началась новая химиотерапия, на фоне которой ПСА снизился, но лишь на короткое время. С помощью сканирования велось регулярное наблюдение за степенью распространенности заболевания, вспоминает Матти.

Я чувствовал себя абсолютно беспомощным

В 2016 году врачи объяснили Матти, что он нуждается в курсе лучевой терапии на метастазы печени. Обратившись за помощью в больницу города Куопио, Матти был шокирован их отказом в лечении.

— Т.е. врачи думали, что мне больше нечего предложить. Я чувствовал себя абсолютно беспомощным, рассказывает Матти.

– У нас в запасе было еще одно медикаментозное лечение, и мой лечащий уролог сказал, что этот шанс стоит использовать. Лечение проходило не в Миккели, а в нашей больнице. Мне не пришлось никуда ездить, говорит Матти.

Болезнь прогрессировала, не смотря на проводимое лечение

Последний препарат держал рак под контролем какое-то время, но уменьшившиеся метастазы в печени не снижали уровень ПСА. Потихоньку метастазы в печени начали снова расти и ситуация начала вызывать беспокойство.

– Я спрашивал во многих местах, есть ли еще какие-либо варианты лечения – их не было. Лечащий уролог хотел закончить проводимую мне терапию, т.к. лекарство более не имело своей эффективности. Я же хотел продолжать лечение, не смотря на то, что лечение цитостатиками было для меня тяжелым. Все-таки врачи приняли решение закончить лечение.

Матти не хотел сдаваться и решил обратиться в частную онкологическую клинику Дократес в Хельсинки с надеждой найти еще какие-то варианты лечения?

– Мне говорили, что обращаться туда бесполезно, но к счастью, я никого не послушал и обратился. О клинике и ее основателе докторе Тимо Йоэнсуу я читал в журнале.

Новое лечение подействовало сразу, а метастазы в печени исчезли

– Когда я приехал в Дократес, Тимо Йоэнсуу сказал, что в моем случае есть еще несколько вариантов лечения, и после уточняющих обследований мы сможем выбрать самый оптимальный вариант. Мне провели ПЭТ-КТ исследование, по результатам которого Тимо сообщил мне плохие новости – в печени были огромные метастазы. Но хорошей новостью было то, что мой рак оказался PSMA-позитивным, а это значило, что мне показано новое лечение препаратом lu-PSMA. Мне не обещали чудес, но возможность начать новое лечение вселила в меня надежду. Доктор сообщил, что эффективность лечения станет ясной только после проведения нового исследования после лечения.

На следующий день после проведения первой терапии Лютецием Матти сделали ПЭТ-КТ снимки.

– Когда на следующий день я пришел в клинику, меня ждали хорошие новости. Главный врач радиоизотопного отделения Калеви Кайремо пригласил меня к себе в кабинет и показал мне для сравнения снимки, сделанные за день до первой терапии с метастазами и новые снимки, которые проводили на следующий день после первой терапии. На последнем было видно, как радиоактивный препарат проник в метастазы печени и лимфоузлах. Все выглядело хорошо, но об эффективности лечения мы на данном этапе ничего не знали.

Matti ja Kalevi Kairemo

Через месяц Матти получил второй курс терапии, после которой снова провели ПЭТ-КТ.

– Тогда мы увидели первые результаты лечения. Мы рассматривали снимки, и Калеви показал мне, что происходит. С помощью специальной программы он рассчитал все области с метастазами, и результаты показали, что раковые образования начали уменьшаться. Всего я получил 7 терапий, с периодичностью раз в месяц. После каждой терапии Калеви приглашал меня к себе в кабинет и показывал снимки со словами ”в этот раз вот настолько уменьшились”, улыбается Матти.

– Каждый раз я приходил в клинику и слышал хорошие новости, Калеви тоже был очень рад тому, как проходит лечение. И вот, в какой-то момент Калеви сказал, что рак вылечен. На 6-й терапии в печени пропали все метастазы. В лимфатических узлах еще были остатки рака, поэтому мне провели 7-ю терапию. На раковые клетки в лимфатических узлах лечение все-таки не подействовало. Раковые клетки в лимфоузлах больше не опасны, однако Тимо предложил провести лучевую терапию, которая поможет от них избавиться. И вот, уже позади 10 сеансов лучевой терапии и скоро мы дойдем до последнего пятнадцатого, — говорит Матти.

”Я бы хотел поддержать людей, оказавшихся в такой же ситуации”

– Никакой особенной радости в момент выздоровления я не испытал. Сначала я был уверен, что рак придумает что-то еще, но Калеви уверил меня, что рак больше ничего не сможет. Потихоньку я понял, насколько эффективное лечение я получил, волнительно заключает Матти.

Поделиться своим опытом Матти побудило желание помочь другим пациентам в борьбе с раком предстательной железы.

– Трое моих друзей ушли из жизни из-за рака. Их тоже лечили годами, но по-моему, недостаточно эффективно. Часто пациента оставляют просто под наблюдением, за это время рак успевает распространиться и его лечение становится сложнее и дороже. Это мой личный опыт, говорит Матти.

— Меня лечили годами и отправляли из одной больницы в другую. К счастью, мой лечащий уролог в Миккели постоянно оказывал мне помощь. Методы лечения не стоят на месте.

– Да, ужасным было ощущение, когда лучевую терапию не провели вовремя. Но сейчас все в порядке, и не стоит вспоминать прошлое. Я все-таки хочу поддержать всех, кто находится в подобной ситуации: ищите побыстрее возможности получить эффективное лечение. Сейчас, когда я оглядываюсь в самое начало — 2007 год, когда у меня диагностировали рак, тогда лечения lu-PSMA еще и не было. Считаю, что я потерял лучшие свои годы, потому что не смог осуществить задуманное, например, уехать за границу. Это было невозможным из-за проводимого мне лечения. Но сейчас я доволен жизнью.

В Дократес меня лечили по высшему классу, и я постоянно чувствовал заботу персонала

– В Дократес меня лечили по высшему классу, я остался доволен и лечением, и уровнем обслуживания. Все отлично отлажено, персонал клиники очень вежливый и дружелюбный. Здесь не нужно ждать, попадаешь на лечение быстро (как это и должно быть в больницах). Пациента здесь уважают.

Дорога из Пиексамяки до Хельсинки занимает довольно долго, но не смотря на это Матти не снимал квартиру в Хельсинки, а каждый раз приезжал из дома. Матти привык к поездкам в клинику, они не были для него в тягость.

— В свое время, работая машинистом локомотива, я много ездил, поэтому дорога до Хельсинки не была для меня проблемой.

Мои силы вернулись, и сейчас я чувствую себя хорошо

– Сейчас я чувствую себя очень хорошо. От лечения Лютецием у меня был единственный дискомфорт – ухудшилась функция слюнных желез, поэтому мне выдавали во время терапии охлаждающие накладки. Также я смачивал рот обычной водой, т. к. часто чувствовалась сухость. Наблюдалось незначительное нарушение работы желудочно-кишечного тракта. Каких-либо серьезных побочных воздействий у меня не было. По сравнению с ранее полученным лечением, к примеру, химиотерапией, мое состояние во время лечения lu-PSMA было значительно лучше. Сейчас я снова полон энергии. Я каждый день гуляю, что оказывает положительное воздействие на мое общее состояние.

Летом Матти может снова заниматься своим садом и огородом, а зимой расчищать дорожки около дома. Такая физическая активность полезна и позволяет держать себя в тонусе. Матти всегда увлекало искусство – он всю жизнь собирал предметы искусства.

– Моя дочь художница, сейчас у нее проходит выставка в Берлине, гордо рассказывает Матти. – Теперь, когда лечение остается позади, можно осуществить задуманное. Квартиру в Таллинне я планирую продать и уехать немного подальше. Сейчас у меня много энергии и жизнь больше не кажется мне печальной.

Эпилог

Матти Мононен получил лечение новым радиоактивным препаратом Лютецием-ПСМА. Лечение показано пациентам с раком предстательной железы, у которых на исследовании ПЭТ-КТ с PSMA выявлено накопление в метастазах изотопа PSMA. Несмотря на то, что препарат еще достаточно новый, лечение показывает свою эффективность и хорошую переносимость. Радиоактивный препарат lu-PSMA проникает в раковые клетки при раке предстательной железы, независимо от их локализации, и делает возможным лечение рака даже при наличии множественных метастазов.

В случае Матти лечение подействовало. Не смотря на стадию заболевания, лечение оказалось эффективным и с минимальным побочным воздействием.

История Матти дает надежду тем людям, у которых рак уже на такой стадии, когда его невозможно полностью вылечить. Но рак можно лечить как хроническое заболевание. А между активными фазами лечения можно периодически делать перерывы. Рак предстательной железы можно легко отслеживать по показателям крови – при наблюдении не требуются дорогостоящие исследования, за исключением случаев, когда анализы крови показывают о возможном рецидиве или прогрессировании рака. После завершения лечения рекомендуется наблюдение не реже 1 раза в год, а в случаях более агрессивной формы заболевания — ежемесячно.

Диагностика и лечение рака предстательной железы в Дократес

Почему клиника Дократес?

  • Прием онколога в течение нескольких дней, индивидуальный план лечения
  • Узкая специализация в онкологии
  • Новейшие технологии и опытные специалисты
  • Второе мнение специалиста: экспертное мнение онколога по плану лечения
  • Обслуживание на русском языке
Запись на прием +358 50 500 1899 (Пн-Пт 8:00-16:00, GMT +2)