Опубликовано: 28.08.2020

Лечение рака простаты лучевой терапией

Врач будничным тоном огласил диагноз: "У Вас рак." Для него-то это обычное дело. Я если честно, не очень испугался, но вот жена была в шоке. Какое-то время она даже не могла говорить.

Так начинает свой рассказ Борис Михайлович, радиоинженер из Санкт-Петербурга. В прошлом руководитель крупного предприятия, он и сегодня, находясь на пенсии, продолжает работать.

– Я себя называю “столоначальником”, -шутит Борис Михайлович, но весь его облик выдает опытного профессионала, человека старой закалки и образцовой дисциплины.

Как все начиналось

Впервые болезнь дала о себе знать в далеком 2008. Началось частое мочеиспускание, сдал анализы на ПСА, обнаружили аденому простаты, к счастью, доброкачественную. Я тогда попал к очень хорошему врачу, главному урологу города. Сделали операцию, все прошло успешно. Я регулярно проверял уровень ПСА и думал, что раз сделали операцию, волноваться не о чем.

Летом 2019 у меня обнаружили аневризму аорты брюшной полости. Срочно сделали операцию в клинике Алмазова, уже через пять дней я был дома. Потом уехал отдыхать на Майорку, а в ноябре сдал анализ на ПСА. Показатель – 6,6 близко к онкологии. Прошло буквально несколько дней и я лег в больницу к тому самому врачу, который оперировал в 2008. У меня взяли биопсию. Чуда не произошло. У меня подтвердили рак, кроме того Глиссон 9. Это показания самого агрессивного рака, но метастаз не было. Единственный успокоительный момент, это то, что рак скорее всего не вышел за пределы самой простаты. Сейчас это достаточно эффективно лечится. Это был такой лучик в конце тоннеля.

Честно скажу, я не испугался, но весь негатив взяла на себя Любовь Ивановна. Она с утра до вечера сидела за компьютером, все на свете просмотрела. Иногда ночью просыпаюсь, а она сидит за компьютером. Виртуально побывала на всех медицинских конференциях посвященных раку предстательной железы и уже через некоторое время мы с ней знали обо всех методах лечения рака простаты.

Персонал клиники Дократес тоже хорошо запомнил Любовь Ивановну. Да и как не запомнить! Ведь на все приемы врача, процедуры, консультации она приходила вместе с мужем. С помощью сына организовала переезд в Хельсинки, буквально в считанные дни наладила быт в совершенно незнакомой европейской стране.

Лечение в Израиле

У меня в семье многие умерли от рака (мама, папа, бабушка), – продолжает Борис Михайлович. Морально я был готов, но все равно, когда это касается тебя самого, по-другому воспринимаешь. Очень меня тогда семья поддержала! Сыновья сразу взялись за дело. Мы пока думали-гадали, дети купили билеты в Израиль, оплатили все консультации, исследования и сопровождение на месте – это так называемый медицинский туризм. С возрастом уже появляется какая-то нерешительность, думаешь, сомневаешься. Поэтому дети просто приняли за нас решение, вручили нам билеты на самолет и поставили перед фактом.

В Израиле все прошло быстро, без напряга и главное комфортно. Великолепная гостиница на берегу моря, очень вкусная еда, экскурсии и как бы между делом исследования и консультации. Перепроверили показатели Глиссон -теста, они оказались все же ниже, чем в России. Сын еще отдельно посылал биопсию на проверку в Германию и оттуда пришел такой же результат.

Назначили исследование ПЭТ-КТ ПСМА, это такая комьютерная томография, которая видит раковые клетки менее 1мм, обычные КТ аппараты не располагают такой информативностью. Не знаю, был ли такой аппарат в России на момент моего исследования, но в результате оказалось, что метастазы вышли из простаты и попали в лимфоузлы. Как говориться: “Ну что есть, то есть.”

В результате профессор в Израиле рекомендовал, что единственное в моем случае – это лучевая и гормональная терапия. Назначили лекарство, которое я там и приобрел и начал принимать. Теперь задача состояла в том, где лечиться, где делать лучевую терапию. В Израиле, Европе, Москве, Питере есть серьезные клиники с самым современным оборудованием но во время просмотра симпозиумов, конференций, посвященных моему заболеванию, мы поняли, что нам надо искать клинику в которой, наряду с самыми современными аппаратами лучевой терапии еще и защищают внутренние органы от последствий облучения, а они, эти последствия, могут быть такие, которые серьезно могут повлиять на качество жизни, например энурез. Представляете, всю дальнейшую жизнь провести в памперсах и далеко от дома уходить рискованно… или повреждение прямой кишки, а там уже другие проблемы. Тоже ничего хорошего. Исходя из этого главным критерием в поиске клиники стала цель сохранить по максимому качество жизни после облучения.

Как мы нашли Дократес

Начиная с Нового года и кончая концом января мы сидели в компьютере. Консультировались в центре Петрова в Санкт-Петербурге, в частной клинике академика Ройтберга в Москве, связывались с другими европейскими клиниками. Дети настаивали на Израиле или Германии. И вот однажды, Любовь Ивановна зашла на сайт Дократес. Он такой скромный у вас, не всегда его найдешь. Была маленькая заставка, гда ваш директор здоровается за руку с пациентом.

Реклама Дократес ненавязчивая, но какая-то оптимистичная: успокаивает, вселяет надежду и как-то на нее западаешь. Написали запрос. С нами сразу связалась координатор клиники с русскоговорящими пациентами – Виктория.

От Виктории мы узнали, что в клинике для защиты от радиации, применяют специальный гель, который при помощи безболезненной процедуры накладывается на прямую кишку и защищает ее от радиации. Гель действует на протяжении всего лечения, потом рассасывается. Также в предстательную железу вживляют золотые метки, которые контролируют лучи, чтобы они не выходили за облучаемый орган, тем самым не задевают другие органы. Это – американская технология, мы о ней слышали в лекциях врачей на Ютубе. Другие клиники такую защиту не предлагали, а ведь мы уже узнали сколько людей потом мучаются от последствий.

Ну, вроде, клиника подходит. Аппарат американский из последних разработок, есть еще круче самый последний, но для простаты дополнительные навороты не нужны. Это все равно, что самый последний телефон, но многими функциями все равно не пользуешься.

Почему все же Финляндия

Стали думать, на какой клинике остановиться. Один из сыновей настаивал на Германии, Израиле, но при прочих равных условиях выбрали Хельсинки – 3,5 часа на Аллегро, затем пара остановок на метро и ты в клинике. После лечения нужно приезжать на обследование, опять же близко. Если после лечения что-то пойдет не так, сел на поезд и ты в Хельсинки. Через некоторое время координатор Виктория пригласила нас посетить клинику для обследования.

Поселились в гостинице при клинике. Обследовались несколько дней. Все обследования, что делали в Израиле, подтвердились. В клинике все понравилось: отношение, условия, местоположение клиники в Хельсинки. Дали нам полную смету лечения. На добровольных началах Вам могут помочь найти место проживания. Наш совет: ищите на сайтах место проживания и лучше ближе к центру Хельсинки, примерно 2,5-2км от клиники. Это связано с тем, что Вам нужно будет больше ходить, чтобы было лучше кровообращение в малом тазу. Вот и получается туда-обратно 4км, по пути зайдете в магазин уже больше. Так что не замыкайтесь на болезни, хорошее настроение помогает лечению. Сеансов облучения у Вас будет около 40, минус суббота и воскресенье, вот и получается более двух месяцев.

Искали квартиру сами на сайтах, сняли близ центра двухкомнатную квартиру и все готовили сами. Если Вы из Питера, то каждую пятницу вечером, сможете уезжать домой, а в понедельник возвращаться.

Мы еще какое-то время колебались, но потом решили, что при прочих равных условиях, Финляндия все же ближе. Жить далеко можно, но все равно сложно, а тут мы на выходных всегда были дома. Даже когда границу закрыли (из-за коронавируса, прим. автора) все равно чувство, что дом близко. Опять же, я приезжаю после лечения домой и не знаю, какие будут последствия. В Финляндию можно быстро приехать и сразу попасть на прием к своему лечащему врачу.

И все таки ключевым моментом выступила аппаратура, новейшее оборудование. В лучевой терапии самое главное это

  • 1) Профессионализм радиолога
  • 2) Профессионализм рентген-лаборантов
  • 3) Защита внутренних органов от последствий облучения

Теперь долой сомнения, нужно спешить и мы с женой решились.

Медперсонал

Хочу еще отметить, что радиологи в клинике очень высокой квалификации и если лечение, которое назначает врач проводится по европейскому протоколу, то считайте, что у радиологов “творческая работа”, ведь у каждого больного “своя” зона облучения, свои геометрические размеры зоны облучения и кроме основного органа, раковые клетки могут дать метастазы и оказаться вдали от простаты. Значит, радиологу нужно написать под Вас компьютерную программу облучения и тут уже все зависит от его профессионализма. Так что кто сомневается, рекомендую, все на высоком профессиональном уровне.

Кстати, в клинике есть международный отдел в котором работает очень добросовестная и доброжелательная координатор Вероника. Она поможет Вам в срочном порядке и с визами и с другими вопросами проживания в стране.

Если Вы болеете сопутствующими заболеваниями, воспользуйтесь, Вам врач выпишет лекарства, которые Вам необходимы и Вы купите их здесь в Финляндии, где стандарты их производства одни из самых высоких в мире.

Сейчас курс лучевой терапии завершен, Борис Михайлович и Любовь Ивановна вернулись домой. У них большой загородный дом в Ленинградской области, где часто собираются дети и внуки. В трудной ситуации все они сплотились и вместе боролись с общей бедой. Координирующая медсестра Дократес отслеживает результаты анализов и следит за показателями состояния здоровья, которые Борис Михайлович высылает ей из Санкт-Петербурга, а дома заботы о муже, папе и дедушке разделяют родные.